О ЦЕНТРЕ     ЭКСПОЗИЦИЯ     ХУДОЖНИКИ     МУЗЕИ     СОБЫТИЯ     КРИТИКА     КОНТАКТЫ  

Алесь Фалей \мiрон\

Родился 28 января 1959 г. в деревне Задвея, Брестская область, Барановичский р-н, Беларусь.

В 1992 г. закончил Витебский технологический институт легкой промышленности. Специальность: художественное оформление и проектирование изделий текстильной и легкой промышленности
С 1999г. – член Союза Художников Белоруссии.
С 1991г. – член творческого объединения «Оршица»
С 2004г. – член Международный Академии графики (Санкт-Петербург, Россия)

С 1998 участвует в выставках.

Произведения художника находятся:
Музей современного искусства ЕRARTA, Санкт-Петербург, Россия
Музей визуальных искусств, Корк, Ирландия.
Музей им. Врубеля, Омск, Россия.
Музей Брестской крепости, Брест, Беларусь.
Музей Марка Шагала, Витебск, Беларусь.
Краеведческий музей, Барановичи, Беларусь.
Краеведческие музей, Орша, Беларусь.
Художественная галерея, Иваново, Беларусь.
Музей современного искусства, Минск, Беларусь.
В частных коллекциях: Беларусь, Россия, США, Франция, Германия, Шотландия, Ирландия, Литва, Финляндия, Турция, Польша, Израиль, Канада

Faley13@mail.ru
+375 163 40 70 11
+37529 124 23 58

http://www.kollerarthouse.ru/faley1.html
http://artist82.erarta.com/


Решающий момент творчества Алеся Фалея

Давно бытует мнение, что для истинного творчества является самым главным не упустить Решающий Момент.
Основной вопрос: какой момент можно считать — Решающим. Подлинность художника в том и состоит, чтобы определить его, определив же, удержать и растянуть.
Мне кажется, что белорусский художник Алесь Фалей находится в постоянном удержании и фиксации некоего своего мифического царстводействия. Его работы, будь то живопись, графика или объект, воспринимаются единым символическим рядом знаков и ритуалов, смело идущих через цветовые пятна и динамику линий, коллажные наложения плоскостей и совмещения разнородных материалов, выходящих за пределы плоскости в бесконечность пространства. Буйство и эмоциональная анархия (в доброкачественном ее проявлении) соединяются с определенной эстетической системой метафор, создавая мир, населенный рыбами, птицами, насекомыми, представленный загадочными и едва узнаваемыми очертаниями.
Каждая работа Алеся становится поиском новой, своей формулы бытования, где темы города, портреты или фантастические композиции находятся в постоянном движении-поиске. О таком поиске красноречиво говорит серия «Они идут». Свой путь, свою дорогу художник возводит в степень знака, символа, вынуждая каждого на уровне подсознания ощутить этот путь, тревожный и радостный, волнующий и манящий. Алесь от природы наделен удивительной жаждой творчества, «фонтанирующая» энергия и постоянный поиск новых образных решений в его работах притягивает и не оставляет без внимания. Поэтому не случайно он стал лауреатом Первой Премии Международной Биеннале Графики в Санкт-Петербурге в 2004 году, не случайно прошло несколько персональных выставок в различных галереях города. Яркий, самобытный язык творчества Алеся органично вписался в современное культурное пространство, которое художник расценивает как бесконечный путь «Путь Творчества».

Евгения Федина, президент Фонда «Современная графика»


«Фалей» – это запоминается сразу

Сама фамилия уже интригует и задает некий код его творчества. Если ассоциировать с английским звучанием «фал» – ронять, «лэй» – вымысел, а в белорусском «алей» не что иное, как масло, то в интернациональной совокупности получается что-то вроде «фантазии падающей, льющейся краски». При этом Алесь ВодоЛЕЙ по гороскопу, и лить краску от всей души ему предписано звездами.
Хотя это лично мои ассоциации, но мне кажется, в этом есть какое-то зерно. Ведь существуют предположения о некой программе наших имен. И данный пример тому подтверждение.
В этом имени можно услышать легкую мелодию (Саша по натуре очень мягкий человек), и в тоже время прочтение может быть хлестким и энергичным. Так и в его работах сквозит это сочетание. Напор и экспрессия все равно подчинены общей мелодии гармонии. Разрушение плоскости листа рождает новые миры, иную реальность. В этом его дар настоящего художника. Не каждому дано услышать ноту в свисте пули, не всякий узрит в умирающем предмете нарождающуюся красоту. Алесь из этой когорты? Все эти трещины и потертости, подтеки и разводы это и есть пузырящаяся,бьющая через край настоящая жизнь на фоне повсеместной целлулоидно-глянцевой мертвечины.
И как это ни пафосно звучит, но в этих работах есть Душа.
Я частенько осознаю, что ищу сюжеты Фалея среди повседневности. Это может быть ржавая дверь, потрескавшийся фасад, истертая каменная плита. Порой они дают толчок к созерцательному анализу и поиску красоты и гармонии, начальной точкой которую однозначно было творчество Алеся. За что я очень ему благодарен!
Мне жаль, что этот каталог раскрывает только краткий этап его деяний, это только малый фрагмент, не дающий представления о его более ранних работах. Фалей очень многогранен и динамичен, что характерно для истинного таланта. Он меняется год от года. Два года назад это был совершенно другой художник, а уж пять или десять и подавно. Листая фотоальбомы его работ, даже зная его работоспособность,я не перестаю удивляться, как это может «выплеснуть» всего один человек, и я очень надеюсь, что не за горами издание его общего обзорного каталога, полностью раскрывающего истинный масштаб творчества автора - явления с именем «ФАЛЕЙ».

Павел Попов, архитектор


Удивительный Фалей

Произведения Алеся Фалея на удивление рано стали приобретаться музеями. Еще в студенческую пору произошла закупка одной из работ Музеем современного искусства города Минска. По тем временам заявка серьезная и многообещающая. Затем была Ирландия, город Корк. Работы приобрел Музей визуальных искусств. Дальше - больше. Шли выставки, как персональные, так и в рамках творческого объединения «Оршица», которые все время выплескивались за территорию Белоруссии. И вот, в 2004 году – I премия на Международной биеннале графики (Санкт-Петербург).
Я неоднократно задумывался о причинах успеха Алеся. И мне кажется, ответ напрашивается сам собой. Надо только однажды увидеть, как Фалей пишет - он становится взволнованным, я бы даже рискнул сказать одержимым, с ног до головы пачкается краской, ползает по полу, где разложен холст или лист бумаги. Эмоциональность, искренность, вера в правильность своего пути (на сегодняшний день такие редкие качества!) являются, на мой взгляд, гарантом творческого и светского успеха, который уверенно начинает иметь международный резонанс. Фалей - художник стильный. Мне кажется, это связано с тем, что он точно чувствует во время своего искрометного действа настроение и состояние вокруг себя. Я бы сказал, словно улавливает, как хороший телевизор, «арт-волны» и «арт-поле». И создает адекватные цветоконструкции - свои картины.
Приятно отметить, что Фалей бывает очень разный: сумрачный, черный, с ржавыми ассамбляжами, и светлый, солнечный, огненный.
Он бывает почти реалистический и абсолютно абстрактный. Мне нравится, что он при этом не задается усугубленной специальной целью написать «белую» или «черную» картину, быть фигуративным или нет. Он просто ее пишет. Мне даже начинает казаться, что в этой пляске эроса и танатоса не он создает картину, а она его. У него есть удивительный дар, почти провидческое свойство — мгновенно познать закономерности, по которым должна строиться данная картина, здесь и сейчас. Это как человек, который неизвестно почему знает язык птиц и зверей. В свое время Дали спросили, как будет называться его произведение. Он удивленно ответил, что не может этого знать, так как еще его не дорисовал. В отличие от лукавого Дали, Фалей честен, как младенец, и поэтому чаще всего не знает названий большинства своих работ.
Необходимо,конечно, отдельно поговорить о Фалее «черном» и Фалее «светлом», так как разница существенная. Строятся эти картины по абсолютно разным законам: Фалей «черный» — он густой, тяжелый, задумчивый, почти депрессивный. Физически ощущаешь суггестивную плотность и непроницаемость этих пространств. Это искусство драматическое, искусство «помойки», часто с ржавыми железяками и полусгнившими деревяшками. Оно настолько плотное, что выталкивает тебя назад, к свету. Картины же, построенные на светлых и ярких всполохах «намазанной» и набрызганной краски, суть пространства эфемерные,легкие, бодрящие и чарующие. Они обладают обратным свойством? засасывать в свою опасную, многомерную глубину, как пение сирен. И неизвестно, чего нам надо бояться больше.
Еще у Фалея есть такое свойство, как лаконичность. Любая клякса может быть чем угодно и в то же время ничем. Фалей сказал и отошел- пришел, увидел, победил.
Один запрещенный, загадочный, табуированный Фалеем образ, который всегда присутствует в его работах, переходит из одной картины в другую, объединяет, замыкает их в единую метафизическую цель.
Это образ Мирона — белорусского то ли бога, то ли героя, но, несомненно, воина. И в этой таинственной сумеречности, недосказанности есть что-то пугающее, темное — как тени бородатых людей у ночного костра, как крик филина в лесу.
Он выстраивает свои цветные, очень цветные и монохромные психотопы картин, в которых неизменно присутствует Мирон как знак белорусской и мировой культуры — одновременно, слитно, неизбежно.
В этом состоит мифология творчества Фалея, она, как и все в его творчестве, уникальна и персонифицирована. Но это — универсальный ключ к пониманию образного строя его произведений. При этом Фалей сторонится унификаций, которыми грешна современная изобразительная культура. Он всегда другой. У него есть кумир, который на самом деле ни в коем случае не лучше и не сильнее самого Фалея, разве что опытнее. Это Antoni Tapies - богатый, известный и самодостаточный художник. Известно, что деньги и слава портят творческого человека.
При всем преклонении перед европейским светилом, можно сказать, что сейчас Алесь Фалей продолжает строить, неизбежно мимикрируя, свой хрупкий и неоднозначный мир выше и сильнее. Он перехлестывает рамки, заданные европейскими «спецами», он становится другим, он творит свое новое искусство.
Я бы пожелал ему в дальнейшем чистоты творчества. Того, чего нехватает буквально всем и что возможно для него.

Сергей Бугровский, художник