О ЦЕНТРЕ     ЭКСПОЗИЦИЯ     ХУДОЖНИКИ     МУЗЕИ     СОБЫТИЯ     КРИТИКА     КОНТАКТЫ  

Игорь Литвинов

Родился в 1962 году в Витебске.

Участвует в выставках с 1991 года


На стыке 80-90-х годов я, начинающий художник, оказался втянутым в водоворот авангардного бума, который ворвался в нашу жизнь наряду с теми переменами, которые так настойчиво требовал Виктор Цой и всё наше поколение. Для меня, как и для многих молодых художников – идея о возрождении русского авангарда – стала стратегической. Пытаясь разобраться в сложных взаимоотношениях авангарда с властью и церковью, я решил максимально изучить христианскую доктрину, интуитивно полагая, что никаких серьёзных противоречий между авангардом и церковью быть не должно. Таким образом, оказавшись в 95-м году в Назарете, я положил начало своему многолетнему духовному восхождению, ни на минуту не забывая о кисти и красках.
Сегодня, когда за моими плечами – семнадцатилетний опыт ежедневной молитвы и многочисленных экспериментов в живописи, я пришёл к твёрдому убеждению, что в основе авангарда 1920-х лежала всё та же доктрина о свободе и независимости человеческого духа, которая составляет основу учения Иисуса Назарянина. Более того, сегодня для меня очевидно, что советское (а позднее – российское) государство сознательно искажает христианскую доктрину, используя церковь как институт подавления свободолюбивых инстинктов общества. Мне кажется, что в наши дни постепенно намечаются контуры того желанного свободовыражения в творчестве, которое позволяет провести параллель с ранним авангардом, трансформировавшимся со временем в нечто большее, чем искусство. Сегодняшнее мычанье государственных мужей о необходимости перемен – это запоздалая отрыжка съеденного и переваренного авангарда 1920-х, феномен которого так и не был, к сожалению, изучен.
Полагаю так же, что нынешний креативный класс, имеет самую непосредственную связь с прогрессивными идеями первых русских авангардистов о построении более качественного общества. Последует ли за этим новая атака на свободомыслие, или всё же возобладает разум – зависит от общества, и его отношения к своей истории. Пока же, очевидно, что и нынешний госаппарат продолжает рассматривать экзистенцию авангарда, как интуитивную угрозу своим корыстным интересам. Таким образом, я рассматриваю авангардное искусство – как лакмусовую бумагу в отношениях Государства и его Граждан.

Игорь Литвинов